Регистрация и размещение информации на сайте бесплатны. После того, как вы в первый раз войдете на сайт (сразу после регистрации), добавляйте вакансии, резюме, темы о обсуждения на форуме, информацию, статьи и многое другое.
Заказать перевод у нас

Наши услуги

Последняя информация
Реклама на сайте
Пожертвования
Если вы довольны, что нашли переводчика без посредников и хотите помочь развитию проекта, вы можете сделать пожертвование


Для перечисления пожертвований через Сбербанк используйте наш счет: 4276 8380 8927 3652
  Смотреть   Категории   Технический перевод    

Форум
Мы помогаем друг-другу быть в курсе новостей, связанных с нашей профессией и всегда делимся переводческим опытом
Чтобы разместить свою тему на форуме, нажмите на одну из категорий ниже, после этого на кнопку \"Новая тема\".
Форум переводчиков » Технический перевод

ТАК НЕЛЬЗЯ СРАВНИВАТЬ СЛОВАРИ: о судебной лингвистической экспертизе в РАН

Темы: 2   Сообщения: 4

Хочу рассказать о том, как я проиграл гражданское дело "благодаря" судебной лингвистической экспертизе, выполненной в Институте русского языка им.В.В.Виноградова Российской Академии Наук. Там сравнивали мой старый словарь -  "Русско-английский словарь по разведочной геофизике" А.В.Череповского (1995 г.) - с Русско-испанским и испанско-русским геолого-геофизическим словарем" Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой (2008 г.). Итак:

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ВОПРОСА
В ноябре 2010 г. А.В.Череповский подал иск в Тушинский районный суд г.Москвы о нарушении его авторских прав Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой. Истец, А.В.Череповский, полагал, что русский словник его раннего «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» (Москва, «Недра», 1995 г.) был почти полностью использован ответчиками, Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой, в их «Русско-испанском и испанско-русском геолого-геофизических словарях» (Москва, «Спектр», 2008 г.), и указание своего словаря в списке использованных лексикографических источников Череповский вовсе не счёл достаточной компенсацией.
С обеих сторон суду были предъявлены многочисленные отзывы и заключения российских и зарубежных учреждений, и дело приняло затяжной характер.
Судебная лингвистическая экспертиза, которая должна была склонить чашу весов правосудия в ту или иную сторону, была проведена с 24 октября по 28 ноября 2011 г. на основании Определения Тушинского районного суда г.Москвы от 04.07.2011 г. Вопросы экспертам были сформулированы представителем ответчиков, Е.А.Ермаковой. Она же просила суд поручить выполнение экспертизы докторам филологических наук А.Н.Баранову или С.Д.Шелову (далее «эксперты»), сотрудникам Института русского языка им. В.В.Виноградова РАН (далее «ИРЯ РАН») с опытом работы по специальности 31 и 41 год соответственно. Эксперты ИРЯ РАН поставили подписи под следующими утверждениями:
1. Права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 85 ГПК РФ, мне известны. Об ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения предупреждён.
2. При проведении экспертизы использовались методы сопоставительного анализа словарей, разрабатываемые в лексикографии, и методы статистического исследования, разрабатываемые в статистике.
Учёный секретарь ИРЯ РАН, господин Пыхов, в своём письме судье Тушинского районного суда от 27 октября 2011 года заявил следующее:
«После получения полных текстов изданий, указанных в определении Тушинского районного суда,.. специалистами ИРЯ РАН была определена стоимость работы по проведению лингвистической экспертизы указанных текстов в объёме, достаточном для ответа на вопросы, поставленные на разрешение в ходе экспертизы».

Итак, «на разрешение» были поставлены следующие 5 довольно взаимосвязанных вопросов:
1. Определить способ подбора (порядок) геофизической терминологии «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» А.В. Череповского?
2. Является ли «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» и «Испанско-русский геолого-геофизический словарь» творчески самостоятельными произведениями, основанными на предыдущих русско-испанских геофизическом и геологическом словарях Т.Г.Поповой и др. (1985, 1988 гг.)?
3. Являются ли «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» и «Испанско-русский геолого-геофизический словарь» переработкой «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» А.В.Череповского?
4. Являются ли словари Поповой Таисии Георгиевны, Мартыновой Анны Юрьевны результатом переработки материала словаря Череповского Анатолия Викторовича?
5. Определить процентное содержание в словарях Поповой Таисии Георгиевны, Мартыновой Анны Юрьевны использованных без переработки материалов словаря Череповского А.В.

На первый взгляд, выполненная экспертами работа выглядела достаточно обстоятельной: 26 страниц формата А4. Но нетрудно показать, что эксперты не проявили ни добросовестности, ни объективности, ни компетентности, и создаётся ощущение, что они согласованно действовали в интересах знакомых им и близких «по цеху» ответчиков (это относится к Т.Г.Поповой) в ущерб фактам, здравому смыслу и логике.
Давайте подробно проанализируем рассуждения и доводы экспертов и выведем их на чистую воду! Возможно, это заставит экспертов ИРЯ РАН в следующий раз быть ответственнее, и их руки будут жечь деньги, полученные за филологические «договорняки».
Готовьтесь к долгому чтению, которое – обещаю – будет постепенно становиться всё интереснее и занимательнее! Эксперты бегали «мысью по древу», и мысли их непредсказуемо прыгали и путались, но мы всё-таки распутаем этот клубок.

Первый вопрос: Определить способ подбора (порядок) геофизической терминологии «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» А.В. Череповского?

Фактически, размытый ответ на этот простой вопрос эксперты дали, но сумели заявить противоположное, а именно что вопрос не имеет ответа, цитируем:
«Установить способ/порядок выбора терминологии из множества существующих терминов по самому словнику «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» Череповского А.В. не представляется возможным, поскольку у экспертов отсутствует представительный набор русских и английских терминов по разведочной геофизике».
Вопросы экспертам:
 что и зачем спрятано за наукообразным выражением «представительный набор русских и английских терминов…»? Вероятно, эксперты имеют в виду наиболее авторитетный в геофизике двуязычный словарь? Тогда им надо было бы просто полистать последние издания словаря по прикладной геофизике А.В.Череповского (2002, 2008 гг.)… Или наоборот, пойти по пути другого эксперта-филолога, профессора А.Ю.Рылова из Воронежского госуниверситета, который при выполнении аналогичного экспертного исследования в 2009 году без труда выбрал себе «независимый источник, к тому же изданный ранее анализируемых словарей, с наиболее полным набором терминов», то есть «Англо-русский словарь по прикладной геофизике» Б.В.Гусева и др., 1982 г. (заявлено около 30000 терминов);
 каким образом наличие «представительного набора русских и английских терминов» помогло бы экспертам «установить способ/порядок выбора терминологии» по словнику конкретного словаря геофизика А.В.Череповского? Ниже мы увидим, что когда речь пойдёт о словарях филологов Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой, то филологам-экспертам Баранову и Шелову не составит труда сравнить старые и новые словари этих авторов, установить их оригинальное происхождение и творческую составляющую и, забыв о поставленных вопросах, расхваливать «существенный авторский вклад» Т.Г.Поповой в теорию и практику создания испанско-русских технических словарей. Странная однобокость. Прав был Козьма Прутков, что специалист подобен флюсу…
В начале ответа на первый вопрос эксперты решили усложнить его следующим образом (с.3 их экспертизы):
«Эксперты исходили из того, что выражение порядок подбора терминологии является эквивалентом термина способ подбора терминологии или уточняет его. И первое, и второе выражение может пониматься в двух смыслах: как способ (принцип) отбора терминов в словник словаря и способ организации словника в самом словаре».
Разберемся по очереди с этими непростыми «двумя смыслами».

(1). Способ (принцип) отбора терминов.
Эксперты тут же, на с.3 своей 26-страничной экспертизы, перешли на эквивалентное(?) для них выражение «способ/порядок выбора терминологии». Они посетовали:
«У экспертов отсутствует представительный набор русских и английских терминов по разведочной геофизике, репрезентативно отражающих данную предметную область».
Да, экспертам нужно было немного потрудиться. В эпоху Интернета в считанные минуты можно получить исчерпывающую информацию о современных двуязычных словарях по геофизике и геологии и обнаружить, что много раз переизданные словари А.В.Череповского (1995, 1997, 2002, 2008 гг.) как раз и являются «представительным набором русских и английских терминов», признанным крупнейшими геофизическими обществами: EAGE (Европейская ассоциация геоучёных и инженеров, Нидерланды) и ЕАГО (Евроазиатское геофизическое общество, Россия). Издание словаря А.В.Череповского 2008 г. вышло в Нидерландах под эгидой EAGE. В это же время к 50-летию А.В.Череповского в ежемесячном англоязычном журнале этого общества “First Break” был опубликован подробный очерк о нём и его словарях [“Meet the geophysicist who created an EAGE dictionary of geophysics in Russian and English”].
И наоборот – к сведению экспертов – информация о русско-испанском и испанско-русском словарях Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой была удалена с вебсайта ассоциации EAGE в конце 2009 года (имеются соответствующие прайс-листы «до того» и «после того») и прекращены продажи через книжные киоски этой ассоциации из-за крайне низкого качества и сомнительного происхождения словарей Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой. Эксперты, судя по всему, остались в неведении, что Т.Г.Попова и А.Ю.Мартынова при компиляции своих словарей в 2007 году могли бы опереться (в рамках существующих законов и правил!?) не на ранний русско-английский словарь по разведочной геофизике А.В.Череповского 1995 г. (свыше 8500 терминов), а на его гораздо более полный и современный русско-английский словарь по прикладной геофизике 2002 г. (около 12500 терминов в русско-английской части и около 14500 терминов в англо-русской части). Объяснение этого недоразумения будет дано ниже.
Вопрос экспертам:
 Не странно ли использовать устаревшие лексикографические источники при наличии гораздо более полных и современных работ?
Помимо создания своих словарей, А.В.Череповский участвовал как переводчик-составитель в выпуске двухтомного «Толкового словаря английских геологических терминов» (Москва, 2002 г.) и в редакции четвертого издания энциклопедического словаря Р.Е.Шериффа (Encyclopedic Dictionary of Applied Geophysics, SEG, Tulsa, OK, 2002).
А что было сделано оппонентами А.В.Череповского, Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой, в течение 10 лет до внезапного выхода их «комплекта словарей» в начале 2008 года? Анна Мартынова (Ампилова) просто училась в школе, а затем на филологическом факультете МГУ им.Ломоносова, который окончила в 2007 г. Её склонность к лексикографии в отрочестве ни в чём не проявлялась… Но её старший соавтор, профессор Т.Г.Попова, тем временем написала много научных работ и книг об «испанском научно-техническом тексте»:
- 2003 г. Попова Т.Г. Испанский научно-технический текст: традиции и современные подходы к изучению.- М., Изд-во РУДН.
- 2004 г. Попова Т.Г., докторская диссертация "Функционально-стилистическая специфика испанского научно-технического текста".
- 2007 г. Попова Т.Г. Жанровая вариативность научно-технического текста (на материале испанского языка) М., Изд-во РУДН.
- и др.
Но ни одна из научных работ Т.Г.Поповой не имела отношения к «проблемной области» геологии и геофизики. На с.574 своего «Русско-испанского геолого-геофизического словаря» Т.Г.Попова объявляет себя «переводчиком научно-технических специальностей (геология, геофизика, металлургия, здравоохранение и др.)». Эта завидная широта охвата «научно-технических специальностей» и объясняет, почему в геолого-геофизических словарях Т.Г.Поповой (и А.Ю.Мартыновой) такая высокая доля нетерминологической лексики, неразборчиво «прихваченной» из металлургии, здравоохранения и др.!
Несмотря на наличие собственного лексикографического опыта, эксперты очень неуверенно приближались к «первому смыслу» первого вопроса о способе (принципе) отбора терминов. К счастью, в предисловии к словарю А.В.Череповского они обнаружили «некоторые важные предпосылки и принципы отбора терминологии в словарь». Эксперты осторожно предположили:
«можно ориентироваться только на предисловие к словарю, в котором автор указывает, что словарь составлен в результате его многолетней работы с соответствующей русскоязычной и англоязычной литературой».
Да-да, дорогие эксперты, двуязычный отраслевой словарь составляется путем параллельного анализа научных работ на двух языках. И в словаре, соответственно, должны быть списки литературы на двух языках! Ведь по выражению доктора филологических наук И.И.Челышевой (Институт языкознания РАН), «одним из требований к составлению специальных словарей является наличие указателя научной литературы на языке перевода: являясь источником терминов, такие тексты одновременно гарантируют корректность перевода. В словаре (Поповой и Мартыновой) указатель научной литературы на испанском отсутствует» (отзыв был приобщён к делу). Далее мы увидим, что экспертов ИРЯ РАН нисколько не удивило отсутствие литературы на испанском языке в словарях Поповой и Мартыновой, что ниже получит отдельную оценку.
Итак, экспертам следовало бы потратить немного времени и разобраться в истории и наличии современных двуязычных геолого-геофизических словарей и получить представление об объёме словников тех словарей, которые «репрезентативно отражают данную предметную область».

(2). Способ организации словника в самом словаре.
Этот «второй смысл» не вызвал у экспертов затруднений, и сделанный ими вывод очевиден:
«Анализ словника словаря показывает, что с точки зрения подачи терминов в словаре Череповского А.В. реализован алфавитно-гнездовой принцип расположения терминологии: однословные термины приводятся на своем месте по алфавиту, а термины-словосочетания помещаются по алфавиту главного слова».
Тут оспаривать нечего. Точно так же организованы и словари Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой – только они не использовали общепринятую «тильду», заменяющую гнездовой термин в составных вводных терминах. Формат их словарей по-детски просторный, и шрифт по-детски крупный. Экономить место не входило в задачи Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой. Плюс большое количество полупустых и пустых страниц, позволивших издать небольшие по количеству терминов словари-перевёртыши в виде двух более чем 500-страничных книг… Есть что поставить на полку!
Подведём итоги по первому вопросу: вместо краткого ответа на простой для опытных экспертов вопрос, они прибегли к расплывчатым формулировкам, разводили руки и ходили вокруг да около, чтобы создать (у судьи) ощущение, что вопрос не имеет однозначного ответа...
Ох, что будет в ответах экспертов на следующие, более сложные вопросы!


Второй вопрос: Является ли «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» и «Испанско-русский геолого-геофизический словарь» творчески самостоятельными произведениями, основанными на предыдущих русско-испанских геофизическом и геологическом словарях Т.Г.Поповой и др. (1985, 1988 г.г.)?

В первую часть второго вопроса (с.5) эксперты выделили следующее действие:
«установление того, основаны ли «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» и «Испанско-русский геолого-геофизический словарь» Поповой Т.Г. и Мартыновой А.Ю. на «Русско-испанском словаре по геологии» Галамаги В.И. и Поповой Т.Г. (Гавана, 1988) и на «Diccionario ruso-espanol de geofisica» (авторы: Popova T.G., Menendez F.S., La Habana, 1985)».

(1). Эксперты тут же сформулировали такие головоломные шедевры (с.5):
«Выражение словарь Х основан на словаре Y не имеет общепринятого формального аналога. Можно предположить, однако, правдоподобную формальную модель идеи того, что один словарь основан на другом, имея в виду двуязычные (и многоязычные) словари специальных подъязыков. Будем считать, что словарь Y основан на словаре X, если пары терминологических соответствий словаря X дословно или с незначительными редакторскими изменениями воспроизводятся в словаре Y».
Вопросы экспертам:
 что такое «словари специальных подъязыков»? Относятся ли к «специальным подъязыкам» те языки, которые фигурируют в названиях сравниваемых словарей: русский, английский и испанский?
 что такое «общепринятый формальный аналог» и почему он отсутствует?
В своём письме судье Тушинского районного суда профессор А.Н.Баранов пишет:
«Я неоднократно выступал как эксперт в лингвистических судебных экспертизах. Опыт экспертной работы отражён в моей книге…»
Но рассуждения экспертов в данной экспертизе наводят на мысль, что ранее никто не сравнивал словари(?) и не вырабатывал никаких критериев сравнения! Почему экспертам, в данной судебной лингвистической экспертизе, приходится выдвигать «правдоподобную формальную модель идеи»? Витиевато закручивают! Вообще-то, такое редкое словосочетание очень сложно найти в лексикографии и лингвистике, и возникает вопрос: эксперты-Сусанины специально забрались в филологические дебри в данной экспертизе или это их «специальный подъязык», на котором они только и могут разговаривать?
Ещё вопрос экспертам:
 почему эксперты сразу забыли о «методах сопоставительного анализа словарей, разрабатываемых в лексикографии, и методах статистического исследования, разрабатываемых в статистике» (с.2), которые они обещали использовать в данной лингвистической экспертизе?

(2). При обосновании ответа на первую часть второго вопроса эксперты прибегли к выборочным количественным сравнениям новых и старых словарей Т.Г.Поповой (с.6):
«В «Русско-испанском словаре по геологии» Галамаги В.И., Поповой Т.Г. (Гавана, 1988) на букву «А» обнаруживается 360 пар терминологических соответствий. Из них в «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» (Попова Т.Г., Мартынова А.Ю. М., 2008) включено 338 пар, то есть 93,8% от общего количества соответствий «Русско-испанского словаря по геологии» на данную букву. На букву «Л» в том же словаре представлено 167 соответствий. Из них в «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» (Попова Т.Г., Мартынова А.Ю. М., 2008) включено 162 пары, то есть 97% от общего количества соответствий «Русско-испанского словаря по геологии».
«В Diccionario ruso-espanol de geofisica (авторы: Popova T.G., Menendez F.S., La Habana, 1985) на букву «А» находим 233 пары соответствий. Из них в «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» (Попова Т.Г., Мартынова А.Ю. М., 2008) включена 221 пара, то есть 94,8% от общего количества соответствий Diccionario ruso-espanol de geofisica на данную букву. На букву «Л» в том же словаре представлено 44 соответствия. Из них в «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» (Попова Т.Г., Мартынова А.Ю. М., 2008) включено 43 пары, то есть 97,7% от общего количества соответствий Diccionario ruso-espanol de geofisica на данную букву».
«Таким образом, во всех сделанных замерах процент дословного заимствования пар превышает 90%, что с определенностью указывает на то, что «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» (Попова Т.Г., Мартынова А.Ю. М., 2008) основан на «Русско-испанском словаре по геологии» Галамаги В.И., Поповой Т.Г. (Гавана, 1988) и на Diccionario ruso-espanol de geofisica (авторы: Popova T.G., Menendez F.S., La Habana, 1985)
».
Обратим внимание на два факта:
- «замеры» сделаны по терминам всего лишь на две буквы: «А» и «Л». Никаких объяснений выбора этих букв нет, а их доля от общего количества терминов в гаванских словарях Т.Г.Поповой и др. – не более 5%. То есть такие «замеры» имеют очень низкую надёжность…
- главный вывод экспертов (с.7), который нам позднее понадобится:
«процент дословного заимствования пар превышает 90%, что с определённостью указывает на то, что новый «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» (Попова Т.Г., Мартынова А.Ю. М., 2008 г.) основан на старых словарях, изданных в Гаване».
Тут спору нет. Да, это буквальный ответ на второй вопрос, удобно сформулированный для стороны ответчиков их представителем, Е.А.Ермаковой. Но источниками-то были НЕ только старые гаванские словари Т.Г.Поповой… Как учили журналистов в СССР, «не надо искажать факты. Нужно их умело подбирать…»

(3). «Для полноты картины»(?) эксперты посчитали нужным сравнить старые словари, изданные в Гаване, между собой (с.7):
«Заимствованные терминологические соответствия из «Русско-испанского словаря по геологии» Галамаги В.И., Поповой Т.Г. и из Diccionario ruso-espanol de geofisica пересекаются минимально. Действительно, в букву «А» «Русско-испанского геолого-геофизического словаря» Поповой Т.Г. и Мартыновой А.Ю. попало 338 пар из «Русско-испанского словаря по геологии» Галамаги В.И., Поповой Т.Г. и 221 пара из словаря Diccionario ruso-espanol de geofisica, при этом пересекаются всего 72 пары. В букву «Л» «Русско-испанского геолого-геофизического словаря» Поповой Т.Г. и Мартыновой А.Ю. попало 162 пары из «Русско-испанского словаря по геологии» Галамаги В.И., Поповой Т.Г. и 43 пары из словаря Diccionario ruso-espanol de geofisica, при этом пересекаются только 7 пар».
Примем к сведению, что гаванский словарь по геофизике пересекается с гаванским словарем по геологии на 33% на букву «А» (72 пары из 221 пары) и на 16% на букву «Л» (7 пар из 43 пар). Интересно то, что перекрытие терминов на букву «А» в гаванском словаре по геофизике на треть с терминами на букву «А» в гаванском словаре по геологии эксперты сочли минимальным(?). Поскольку вклад буквы «Л» очень небольшой, а остальные буквы экспертами не проверялись, то можно предположить, что 25-30% терминологических пар гаванского словаря по геофизике перекрывается с терминологическими парами гаванского словаря по геологии, и такое большое перекрытие словников должно было получить другую оценку экспертов
Слиянием двух словарей с перекрывающимися словниками, а также отсутствием вычитки («правдоподобная идея»!) можно легко объяснить наличие в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре» Поповой Т.Г. и Мартыновой А.Ю. (2008 г.) многочисленных двойных вводных русских терминов, имеющих разные и часто ошибочные переводы(!?) на испанский язык. Например:
с.49:
включение conexion
включение intercalacion, inclusion
с.51
воздействие взрывное accion explosive
воздействие взрывное accion horizontal de choque (?)
с.154:
исследование методом Монте-Карло investigacion del metodo Monte Carlo
исследование методом Монте-Карло investigacion de los modelos matematicos
с.159:
источник эквивалентный fuente equivalente
источник эквивалентный fuente de campo electromagnetico (?)
с.530:
функция правдоподобия funcion de verosimilitud
функция правдоподобия funcion de ventana especial

Но эксперты безусловно правы:
«данные «Русско-испанского словаря по геологии» Галамаги В.И., Поповой Т.Г. и словаря Diccionario ruso-espanol de geofisica использовались при создании «Русско-испанского геолого-геофизического словаря» Поповой Т.Г. и Мартыновой А.Ю. как взаимодополняющие материалы по терминологии геологии и геофизики».

(3). Что касается испанско-русского словаря-перевёртыша, то эксперты подтверждают (с.8):
«пары терминологических соответствий «русский термин – испанский термин (один или несколько)» перевёрнуты в «Испанско-русском геолого-геофизическом словаре» тех же авторов в пары «испанский термин – русский термин (один или несколько)».
Оставим без комментариев легковесное утверждение экспертов о «типичном способе создания пар двуязычных словарей» путём «перевёртывания пар» – они сослались на собственный опыт… (Баранов А.Н., Добровольский Д.О. Немецко-русский и русско-немецкий словарь лингвистических терминов (с английскими эквивалентами)).
Важно следующее утверждение экспертов (с.9):
«Получающийся в результате (перевёртывания) словарь не совпадает по количеству словарных статей со словарем-источником. Это связано с тем, что некоторые переводы не могут в дальнейшем служить в качестве лексического входа в «перевёрнутом» словаре – например, по той причине, что они являются описательными. С другой стороны, переводы какого-то термина «целевого» языка могут иметь один эквивалент в другом, «источниковом» языке и т.д. Легко видеть, что и рассматриваемые словари - «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» и «Испанско-русский геолого-геофизический словарь» – различны по объёму – 18 тыс. и 17 тыс. терминов, соответственно».
Можно согласиться, что обычно количество входных терминов не совпадает в паре словарей-перевёртышей. Нам здесь важно запомнить, что заявленное Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой количество терминов в «комплекте словарей» – 18 тыс. и 17 тыс. – эксперты признали различным, хотя это различие всего 6%.

На вторую часть второго вопроса (с.9) эксперты начали отвечать так:
«Оценка «Русско-испанского геолого-геофизического словаря» и «Испанско-русского геолого-геофизического словаря» как творчески самостоятельных произведений. Ответ частично определяется ответом на первую часть вопроса (и мы уже получили на эту часть положительный ответ), а также анализом других лексикографических источников данных словарей».
Опираясь на список литературы, эксперты пришли к выводу (с.10):
«Из списка лексикографических источников хорошо видно, что направление русско-испанских и испанско-русских словарей по геологии и геофизике представлено только теми словарями, в состав авторов которых входит Попова Т.Г. Иными словами, Попова Т.Г. имеет существенный авторский вклад в разработку теории и практики создания испанско-русских и русско-испанских словарей по данной проблемной области. Это обеспечивает творческую самостоятельность «Русско-испанского геолого-геофизического словаря» и «Испанско-русского геолого-геофизического словаря», в создании которых Попова Т.Г. принимала участие как соавтор».
Наконец-то экспертам хоть что-то «хорошо видно»! А именно, «творческая самостоятельность» новых словарей Т.Г.Поповой (и А.Ю.Мартыновой). Но такой вывод экспертов базируется только на их необоснованных комплиментах: напечатанные в типографии Министерства базовой промышленности на Кубе более 20 лет назад весьма неполные и непрофессиональные словари по геологии и геофизике без колебаний названы «существенным(?) авторским вкладом в разработку теории(?) и практики(?) создания испанско-русских и русско-испанских словарей по данной проблемной области».
Вопросы экспертам:
 почему сразу и теория, и практика??? Ведь первый блин чаще бывает комом, что и имело место в случае работавшей на Кубе (малоопытной в геологии и геофизике) переводчицы Т.Г.Поповой…
 почему геология и геофизика названы «проблемной областью». В чём у нас, геологов и геофизиков, проблема??? Лучше бы эксперты говорили, как в других случаях, «предметная область»?
Надо отметить, что гаванские словари Т.Г.Поповой не попали ни в одну библиотеку СССР (и России) согласно справке из РГБ, полученной в 2010 г. После соприкосновения с геолого-геофизической тематикой в 80-ые годы 20-го века (при работе на Кубе) у Т.Г.Поповой не появилось никаких научных работ, относящихся к геологии и геофизике (согласно списку работ Т.Г.Поповой на вебсайте РУДН). Так что на развитие российской лексикографии в «данной проблемной области» гаванские словари не оказали никакого влияния, и Т.Г.Попова о них просто забыла на 20 лет – до тех пор, пока в 2007 году Газпрому срочно не понадобились отраслевые русско-испанские/испанско-русские словари для своих специалистов, отправившихся работать по новым контрактам в Венесуэлу и другие страны Латинской Америки... Обозначивший себя вторым редактором «комплекта словарей» Ю.П.Ампилов (работник института ВНИИГАЗ в период «формирования» словарей Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой) подтвердил в «Моём круге» на Яндексе, что на подготовку словарей было отведено 3 месяца(!), и что он даже не успел пролистать наспех скомпилированные «словари»…
Т.Г.Попова даже не поняла, где и по чьему заказу «её» словари были выпущены: на вебсайте РУДН она указывает «ВНИИГАЗ» в выходных данных, в то время как директор ВНИИГАЗа снял с себя всякую ответственность за данное издание (письмо директора ВНИИГАЗа будет процитировано ниже). В действительности, готовая «рукопись» была доставлена лично Ю.П.Ампиловым в типографию «Астра-Полиграфия» на севере Москвы, а на первой странице значится «Центральное издательство геофизической литературы СПЕКТР». Звучит довольно солидно, но никакое это было не «центральное издательство», а частная лавочка, которая вскоре закрылась…
Низкое качество новых словарей Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой, в которые (согласно ответу экспертов на первый вопрос) попало более чем 90% терминов из гаванских словарей Т.Г.Поповой 20-летней давности, подтверждено 5 отзывами и заключениями от авторитетных организаций и известных переводчиков. Это не позволяет говорить о «существенном авторском вкладе» Т.Г.Поповой ни в «теорию», ни в «практику»...
Но сами по себе слова «творчество» и «творческая самостоятельность» приятно слышать от экспертов ИРЯ РАН в отношении двуязычных отраслевых словарей, потому что другие филологи-эксперты принижают роль авторов таких словарей. Например, доктор филологических наук, профессор М.В.Зеликов (Санкт-Петербургский государственный университет) пишет в своём «Экспертном заключении по сравнительной характеристике двух специализированных словарей», заверенном 14 января 2011 г.:
«Сам процесс подбора известных терминов и их расположение по известным, а не уникальным правилам (в данном случае по алфавиту), является преимущественно технической, а не творческой работой. Если в результате такой работы, у авторов возникало бы право на последовательность подобранных слов на одном языке, то на основании этого они могли бы распространить свои права на все двуязычные словари всех языков мира, чего в реальности ни в одной стране не происходит».
Что ж, по мнению профессора М.В.Зеликова, как и по мнению экспертов ИРЯ РАН, «преимущественно техническая работа» составителей специализированных словарей не позволяет говорить об авторских правах на «последовательность подобранных слов на одном языке». Но к сведению господ Зеликова, Баранова и Шелова, даже подбор рассказов известных всем авторов на определённую тему уже признаётся творческой работой, и на порядок (или «последовательность») рассказов – например, в каком-нибудь сборнике «Рассказы о животных» – распространяются авторские права. Так что вполне возможно, вышеназванные филологи-эксперты не обладают достаточными познаниями в области регистрации и защиты авторских прав, чтобы высказывать своё категорическое мнение, особенно в ходе сложного судебного разбирательства…
Ниже будет подробно обсуждаться высказывание экспертов ИРЯ РАН о том, что «новый автор» вполне может использовать «прежние лексикографические работы», то есть списывать (хоть полностью!?) ранее изданные двуязычные словари, и это «не только нормальная, но и необходимая практика».
Да уж! Я всё-таки попытаюсь доказать неправоту таких экспертов-филологов в ходе своего анализа экспертизы ИРЯ РАН.

Третий вопрос: Являются ли «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» и «Испанско-русский геолого-геофизический словарь» переработкой «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» А.В.Череповского?

Эксперты исходили из крайне запутанного предположения (с.11):
«словарь А является переработкой словаря В, если весь словарь или его основные в структурном отношении части могут быть построены с использованием алгоритмических процедур (реализованных на компьютере или вручную), которые применяются в подавляющем большинстве случаев к данным словаря В».
Здесь сразу возникает ряд вопросов экспертам:
 почему старые (гаванские) словари Т.Г.Поповой эксперты смогли сравнить с её новыми словарями – при ответе на второй вопрос – не прибегая к «алгоритмическим процедурам» и к изучению «структурных частей»?
 что такое «основные в структурном отношении части»? Согласно ответу экспертов на первый вопрос, «в словаре Череповского А.В. реализован алфавитно-гнездовой принцип расположения терминологии». Никаких «основных частей&a


Темы: 2   Сообщения: 4
ПРОДОЛЖЕНИЕ:
Никаких «основных частей» и «структур» в словаре Череповского А.В. отмечено не было;
 что такое «алгоритмические процедуры (реализованные на компьютере или вручную)»? Есть ли смысл в сложном выражении «алгоритмические процедуры»? Если доверять Википедии, алгоритм – это «последовательность действий» или «порядок действий», а процедура – «взаимосвязанная последовательность действий». Есть ли у экспертов объяснение, зачем они объединили эти понятия и зачем они старательно усложняли свои высказывания, делая неясным смысл своих слов и методов?
 что скажут эксперты, если один словарь был целиком вставлен в другой, без всяких алгоритмов?
 «подавляющее большинство случаев»? Сколько это по мнению экспертов? Какие цифры служили признаком перекрытия или «переработки» словарей в прежних судебных экспертизах экспертов ИРЯ РАН? (Вероятно, «подавляющее большинство случаев» - это намного больше половины, потому что перекрытие на ТРЕТЬ (старых гаванских словарей) наши эксперты, при ответе на второй вопрос, назвали «минимальным»).

В следующей фразе формулировка задачи несколько меняется (с.11):
«перед экспертами стояла задача установить, могут ли «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» и «Испанско-русский геолого-геофизический словарь» целиком (или в основной своей части – в количественном отношении) быть построены с использованием алгоритмических процедур, применимых к в подавляющем большинстве к данным «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» А.В.Череповского».
Возникают очередные вопросы экспертам:
 как велика «основная часть – в количественном отношении», которая может свидетельствовать о «переработке» другого словаря?
 как «основная часть» соотносится с формулировкой «подавляющее большинство случаев» на той же 11-ой странице экспертизы?

Эксперты приступили к ответу на третий вопрос, опираясь на следующее утверждение:
«Поскольку терминологический словарь состоит из ряда структурных элементов, проведем сравнение указанных словарей, имея в виду словники словарей, использованную литературу, а также список словарных источников».
Опять вопрос экспертам:
 «ряд структурных элементов» и «основные в структурном отношении части» - это синонимы? (Как я начинаю любить математиков!!!)
Похоже, эксперты определились с тремя (одинаковыми по важности?) «структурными элементами», в которых они искали(?) признаки «переработки»:
1) словники словарей;
2) использованная литература;
3) список словарных (лексикографических) источников.

В пункте А при ответе на третий вопрос (с.11) эксперты обратились к паре «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» Т.Г. Поповой и А.Ю. Мартыновой и «Русско-английский словарь по разведочной геофизике» А.В.Череповского.
Надо отметить одно важное заблуждение экспертов, прозвучавшее в начале пункта А:
«Прежде всего необходимо отметить, что «Русско-английский словарь по разведочной геофизике» А.В.Череповского является, как это и следует из его названия, русско-английским словарем, т.е. он содержит английские эквиваленты русских терминов… Что касается «Русско-испанского геолого-геофизического словаря», то он является, как это следует из его названия, русско-испанским словарем, т.е. он содержит только испанские эквиваленты русских терминов…»
В ответе на исковое заявление А.В.Череповского (документ был приобщён к делу, которое предоставлялось экспертам на время их лингвистического исследования), ответчики (Т.Г.Попова и А.Ю.Мартынова) СЕМЬ раз упомянули, что «сами перевели русский словник на испанский язык». Таким образом, как «Русско-испанский геолого-геофизический словарь», так и его перевёртыш, «Испанско-русский геолого-геофизический словарь» по большей части содержат не эквиваленты русских терминов, а их переводы, сделанные с многочисленными описками, ошибками и недоразумениями. Эквиваленты русских терминов должны были подбираться специалистами (геологами и геофизиками) в испанской научной литературе. Этого не было сделано и не могло быть сделано Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой как из-за отсутствия времени на такую работу, так и из-за отсутствия квалификации.
Как уже говорилось, отсутствие списка литературы на испанском языке было отмечено в отзыве доктора филологических наук И.И.Челышевой (Институт языкознания РАН), также приобщённом к упомянутому гражданскому делу.
В подпункте 2 пункта А эксперты выдвинули следующие допущения (с.12):
«Русско-английский словарь по разведочной геофизике» А.В.Череповского содержит, как сообщает автор, «свыше 8,5 тысяч терминов»... Это утверждение не даёт точного представления о том, сколько же конкретно терминов входного языка (для данного словаря – русского) содержится в этом издании. Не имея электронного файла данного словаря, эксперты исходят из того, что в словарной работе подобные выражения обычно понимаются с точностью до 10%, т.е. словарь содержит свыше 8500 терминов, но не более 8500 + 850, т.е. 9350 терминов и, соответственно, 9350 словарных статей».
«Русско-испанско-русский(?) геолого-геофизический словарь», как сообщают в аннотации и предисловии его авторы Т.Г.Попова и А.Ю.Мартынова, «содержит около 18000 терминов». Поскольку и это утверждение не даёт точного представления о количестве входящих в словарь терминов, эксперты понимают его так же, как и выше, и полагают, что количество терминов входного языка (для данного словаря – русского) составляет 18000 + 10%, т.е. словарь содержит не менее 16200 терминов (и, соответственно, словарных статей) и не более 19800 терминов (и, соответственно, словарных статей).
Действительно, авторы (Т.Г.Попова и А.Ю.Мартынова) указали, что словник «Русско-испанского словаря» больше словника их «Испанско-русского словаря» на 6%. И эксперты ранее утверждали, что «легко видеть, что рассматриваемые словари - «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» и «Испанско-русский геолого-геофизический словарь» – различны по объёму – 18 тыс. и 17 тыс. терминов, соответственно». Теперь эксперты решили, что эти цифры «не дают точного представления о количестве входящих в словарь терминов» и предлагают 10%-ный допуск для «русско-испанско-русского(?) геолого-геофизического словаря». Тогда уж 10%-ный допуск логичнее давать раздельно: «Испанско-русский геолого-геофизический словарь» может содержать 17000 ± 1700 терминов (или от 15300 до 18700 терминов), а «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» может содержать 18000 ± 1800 терминов (или от 16200 до 19800 терминов). При этих допущениях словник «Русско-испанского словаря» может оказаться меньше, чем словник «Испанско-русского словаря», а не наоборот!? Так что ясности пока нет в том, различно ли количество терминов в двух словарях-перевёртышах Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой.
Надо сказать, что допущение экспертов о том, что «в словарной работе подобные выражения обычно понимаются с точностью до 10%», в двуязычных геологических и геофизических словарях выдерживается далеко не всегда, и можно привести такие примеры:
1) Англо-русский словарь по прикладной геофизике, авторы Б.В.Гусев и др., «Русский язык», М., 1982. – Заявлено около 30000 терминов. На самом деле чуть больше 24000 терминов (примерно на 20% меньше заявленного).
2) Иллюстрированный англо-русский/русско-английский энциклопедический словарь терминов разведочной и промысловой геофизики, автор М.Петраш-Воган, Albion Woods, Dallas, 1997. – Заявлено свыше 30000 терминов. На самом деле 6050 терминов в самом англо-русском словаре и такое же количество терминов (6000) в русско-английском индексе, то есть в сумме только 12050 терминов (примерно на 60% меньше заявленного!).
Но такие большие расхождения заявленного и фактического количества терминов, на самом деле, не относятся к оспариваемому «Русско-испанскому геолого-геофизическому словарю» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой. Вот факты (с.13):
«экспертами был произведен подсчёт русских терминов в обратном для данного словаря «Испанско-русском геолого-геофизическом словаре» тех же авторов. Авторы сообщают, что в нём содержится около 17000 терминов. И действительно, по подсчётам экспертов, этот словарь содержит 16585 входных испанских терминов, что полностью соответствует сделанной его авторами числовой оценке… Число (16585) полностью укладывается в упомянутый диапазон от 16200 терминов (и, соответственно, словарных статей) до 19800 терминов (и, соответственно, словарных статей)».
Эксперты допустили две немаловажные неточности:
- в приведенном абзаце эксперты путают, что они считали: «русские термины» или «входные испанские термины». Их количество, как заявляли эксперты ранее, «различно».
- число 16585 получено экспертами для испанско-русского словаря, где согласно утверждению авторов содержится около 17000 терминов. А упомянутый экспертами 10%-ный диапазон (16200 – 19800) относится к русско-испанскому словарю, где согласно утверждению авторов содержится около 18000 терминов. Это замечание можно было бы считать придиркой, но сами эксперты при ответе на вопрос №2 утверждали (с.9):
«Легко видеть, что и рассматриваемые словари - «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» и «Испанско-русский геолого-геофизический словарь» - различны по объему – 18 тыс. и 17 тыс. терминов, соответственно».
Господа эксперты, будьте последовательными и следите за своими словами и подсчётами! Судья кладёт их на свои весы!

При ответе на третий вопрос эксперты так обосновывали различное(?) количество терминов в словарях-перевёртышах (с.13):
«Некоторые из испанских терминов имеют не один переводной эквивалент в виде русского термина, а несколько: например, испанскому термину llanta соответствуют русские обод колеса и шина колеса, испанскому термину procedimiento соответствуют процедура и способ, испанскому prediccion – русские предсказуемость, прогнозирование и т.д.».
Это так, но! Эти примеры вводят читателя в заблуждение, поскольку они относятся к очень-очень небольшой доле терминов в оспариваемых словарях Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой. А вся правда состоит в том, что «не один переводной эквивалент» как в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре», так и «Испанско-русском геолого-геофизическом словаре» можно найти, в подавляющем количестве случаев, только для отдельных (далеко не всех) «гнездовых» терминов, количество которых – для геофизической половины словаря по крайней мере – составляет первые проценты, так что и количество терминов «исходного» языка и «переводного» языка в данном случае отличается на первые проценты. Для составных вводных терминов в словарях Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой нет вариантов (синонимов), что легко объясняется условиями срочного «формирования» словарей-перевёртышей, но отнюдь не соответствует отсутствию вариативности геолого-геофизической лексики и многозначности геолого-геофизических терминов.
Здесь эксперты могли бы обратить внимание на отсутствие должной вариативности в словарях Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой, но… мы помним, что эксперты не располагали «представительным набором русских и английских терминов, репрезентативно отражающих данную предметную область», и им – увы! – было не с чем сравнивать оспариваемые словари Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой.
Да и в целом эксперты могли бы заметить, что важная лингвистическая и лексикографическая работа не была выполнена Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой при «формировании» их словарей. При первом же просмотре словарей Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой в глаза бросаются следующие недостатки:
1) не выделены разные значения многозначных русских терминов на испанском языке;
2) нет помет и пояснений;
3) отсутствие факультативных частей вводных слов и их эквивалентов на другом языке;
4) почти полное отсутствие сокращений и аббревиатур;
5) непоследовательность и бессистемность.

Далее на с.13 эксперты приводят количественные сравнения:
«Из сделанных подсчётов следует, что даже если число русских терминов в «Русско-английском словаре по разведочной геофизике» А.В. Череповского составляло бы возможный максимум в 9350 русских терминов, а число русских терминов в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре» составляло бы теоретически возможный минимум (который на самом деле не имеет места), то общая разница в числе русских терминологических единиц между указанными словарями составляет 16585 – 9350, т.е. 7235 терминов (в реальности эта разница ещё больше)».
В этом параграфе эксперты использовали выдуманные критерии и допустили сразу несколько досадных неточностей.
Во-первых, выражение «теоретически возможный минимум (который на самом деле не имеет места)»? Ранее эксперты опирались на утверждение, что указанное авторами словарей количество терминов «обычно понимается с точностью до 10%». Но это никак не «теоретически возможный минимум»! Какая тут теория??? Выше нами были приведены примеры словарей по геофизике, опубликованных как в СССР, так и в США, где реальное количество вводных слов ниже указанного авторами на 20% и на 60%!
Во-вторых, эксперты говорят здесь о «числе русских терминов в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре», а в своей арифметике используют число 16585, полученное ими при подсчёте либо русских(?), либо испанских(?) «терминов» в другом, «Испанско-русском геолого-геофизическом словаре»! Запутались даже не в трёх, а в двух соснах???
Тем не менее, при всей неубедительности критериев и неопределённости привязки сделанных экспертами подсчётов, нельзя не согласиться с их выводом (с.13):
«Объём словника «Русско-испанского геолого-геофизического словаря» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой больше, чем объём словника словаря «Русско-английском словаре по разведочной геофизике» А.В. Череповского, как минимум, на 7325 терминов (в реальности это число больше). (Грамматика экспертов сохранена).
Ра-зу-ме-ет-ся, геолого-геофизические словари Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой (2008 г.) больше по объёму словника, чем упомянутый словарь А.В.Череповского (1995 г.), хотя бы исходя из их названий (опять «правдоподобная идея»!). На суде адвокат ответчиков, госпожа Бальжик, как раз и использовала этот аргумент: «Наша работа шире!».
При ответе на второй вопрос экспертами было справедливо установлено:
«данные «Русско-испанского словаря по геологии» Галамаги В.И., Поповой Т.Г. и словаря Diccionario ruso-espanol de geofisica использовались при создании «Русско-испанского геолого-геофизического словаря» Поповой Т.Г. и Мартыновой А.Ю. как взаимодополняющие материалы по терминологии геологии и геофизики».
Кто же возразит? Но, как уже говорилось выше, эксперты не сочли нужным или возможным ознакомиться с лексикографией в геологии и геофизике и получить представление о «представительном наборе русских и английских терминов, репрезентативно отражающих данную предметную область» (с.3). Из-за некомпетентности в данном вопросе эксперты не удивились тому, что объединённые геолого-геофизические словари-перевёртыши Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой содержат всего 17 и 18 тысяч терминов, в то время как современные двуязычные геологические словари обычно содержат порядка 50 тысяч терминов, да и современный словарь А.В.Череповского по прикладной геофизике, вышедший в том же 2008 году, что и оспариваемые словари Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой, содержит около 15,5 тысяч терминов в англо-русской части. Таким образом, «комплект словарей» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой (2008 г.) должен был включать порядка 65 тысяч терминов. Но он охватывает не более ТРЕТИ терминологии, относящейся «к предметной области геологии и геофизики» в целом и не более ПЯТОЙ части собственно геологической терминологии.
Геология в словарях Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой представлена настолько ограниченно, что, может быть, они и не сделали большой ошибки, не успев толком подправить заимствованные из словаря А.В.Череповского фрагменты предисловия. У Череповского звучало так:
«Автор старался равномерно охватить все области разведочной геофизики, а именно гравиразведку, каротаж, магниторазведку, радиометрию, сейсморазведку, и электроразведку… Помимо чисто геофизических терминов словарь содержит геологические, математические и физические термины, часто употребляемые в геофизической литературе».
А у Поповой и Мартыновой стало так:
«Словарь содержит около 18000 терминов, используемых в различных геофизических методах, включая гравиразведку, каротаж, магниторазведку, радиометрию, сейсморазведку, электроразведку и др. Помимо собственно геофизических терминов в словаре содержатся геологические, математические и физические термины, употребляемые в геофизической литературе».
Из предисловия следует, что геологическая терминология является второстепенной составляющей в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой (2008 г.), как и в оригинальном «Русско-английском словаре по разведочной геофизике» А.В.Череповского (1995 г.), хотя в аннотации к «Русско-испанскому геолого-геофизическому словарю» сказано, что «Словарь предназначен для переводчиков и специалистов, работающих в сфере геологии, геофизики и в смежных областях». А молодой специалист Анна Мартынова вдруг забыла о геологической части своего(?) словаря в докладе на III международной конференции «Новые технологии в обучении переводу в сфере профессиональной коммуникации» в РУДН в 2008 году: «Теоретические основы формирования «Русско-испанского геофизического словаря» (см. заметку в газете «Дружба», РУДН, №17 (1340), 7 июля 2008 г.). Видимо, теоретические основы «формирования» геологического словаря еще ФОРМАЛЬНО не определены и ПРАВДОПОДОБНО не обоснованы!?
Тем не менее, количество терминов в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой (2008 г.) примерно в два раза больше, чем в старом «Русско-английском словаре по разведочной геофизике» А.В.Череповского (1995 г.). Поэтому со стороны экспертов было бессмысленно приводить многочисленные примеры терминов из «Русско-испанского геолого-геофизического словаря», отсутствующие в «Русско-английском словаре по разведочной геофизике» А.В. Череповского. Это естественно!!! Но эксперты именно здесь не поленились и перечислили аж 231 термин на букву «т» («не все»!), заняв ПЯТЬ страниц в своей лингвистической экспертизе (с.14-18): от слов таблица и тангенциальный до слов труба и тяга (не совсем причастных ни к геологии, ни к геофизике, но вопрос качества словника формально был за пределами поставленных судом вопросов, и эксперты не обязаны были это комментировать. Конечно, если бы виноделу дали продегустировать уксус, а он, зажав нос, крайне серьёзно стал бы обсуждать только его цвет, похожий на некоторые сорта белого вина… это выглядело бы забавно, не правда ли!?).
Так вот, большое количество слов на букву «т», отсутствующих в «Русско-английском словаре по разведочной геофизике» А.В. Череповского, послужило аргументом для абсолютно нелогичного вывода экспертов:
«Значительное количественное превосходство терминов в словнике «Русско-испанского геолого-геофизическом словаря» над словником «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» А.В. Череповского, свидетельствует о том, что его словник не является и не может быть результатом переработки словника последнего, так как соответствующие термины в нем отсутствуют».
Это не правда! Чушь! Представим себе такую «правдоподобную формальную модель идеи» заимствования: автор А словаря по геологии объёмом 10 тысяч терминов целиком «добавил» словарь по геофизике автора Б также объёмом 10 тысяч терминов. После этого автор А говорит автору Б: «В моем объединённом словаре 20 тысяч терминов, и из них 10 тысяч отсутствуют в вашем словаре. Раз в моём словаре количественное превосходство терминов, значит, он не может быть результатом переработки вашего словника». И автор А умывает руки? Как же так!?
Если эксперты принимают сторону автора А, то они открывают дорогу плагиату и списыванию любых книг и других произведений в полном объёме! Зачем тогда экспертам браться за многостраничные «лингвистические исследования», тратить деньги истцов, тратить своё время на подсчёт совпадений и «статистические эксперименты», на анализ списков литературы, на констатацию «существенного вклада в теорию и практику лексикографии» того или иного человека и т.д. и т.п.? Давайте подумаем, будут ли наши эксперты снимать готовый шашлык с шампура? НЕТ! А зачем? Там много мяса и специй, а значит, шампур «не является и не может быть» помехой! (Не дай бог, конечно! Отведи руку несмышлёныша-эксперта от мангала!)

В следующем подпункте (3) пункта А эксперты делают ещё один более чем странный вывод (с.18). Приведём его полностью:
«Русско-английский словарь по разведочной геофизике» А.В. Череповского в точности не содержит раздела «Лексикографические источники», в котором приводится список других предшествующих словарей, использованных при составлении данного словаря… Такой раздел, однако, имеется в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре» (с.573). Состав словарных источников в сравниваемых словарях не совпадает. Тем самым, в этом отношении «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» не является и не может являться результатом переработки данных «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» А.В. Череповского».
Эксперты, фактически, упрекают(!?) А.В.Череповского в том, что он не списывал ранее изданные двуязычные технические словари в отличие от Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой? Тогда экспертам стоит объяснить, что в 80-ые годы прошлого века наиболее полным и авторитетным англо-русским словарём по прикладной геофизике был словарь Б.В.Гусева и др. («Русский язык», М., 1982). Такое мнение высказано, например, в заключении РАЕН, подписанном профессором О.Л.Кузнецовым по просьбе Ю.П.Ампилова и приобщённым к делу стороной ответчиков. Но время шло, и в такой быстро развивающейся прикладной науке, как геофизика, каждый год появлялись сотни новых терминов. В результате в 90-ые годы упомянутый словарь Б.В.Гусева и др. уже не удовлетворял переводчиков и специалистов. Переписывать (перерабатывать) этот словарь можно было очень выборочно, а тысячи новых терминов нужно было выбрать из новейшей научной литературы на двух языках, обсудить с признанными экспертами геолого-геофизической отрасли и определить терминологические пары. Такую творческую работу и проделал А.В.Череповский – сначала по той причине, что нужно было сдавать «кандидатский минимум» и делать обзор иностранной (англоязычной) литературы для своей диссертации на соискание звания кандидата технических наук (ВНИИГеофизика, 1990 г.), а потом по причине увлечённости лексикографией и желания довести свою коллекцию терминов до полноценного словаря [смотрите беседу с А.В.Череповским в журнале «Геофизический вестник» Евроазиатского геофизического общества, 2009 г.].
На подготовку своего первого «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» (М., «Недра», 1995 г.) у А.В.Череповского ушло около 5 лет. В то же время, как уже пояснялось выше, «комплект словарей» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой (2008 г.) появился в результате срочного заказа Газпрома, и на «формирование» их словарей были отведены считанные месяцы. Таким образом, Т.Г.Попова и А.Ю.Мартынова не занимались и не могли заниматься подбором геолого-геофизической терминологии в книгах и журналах (на двух языках!), а вынуждены были прибегнуть к копированию устаревших гаванских словарей Т.Г.Поповой и других двуязычных словарей. Что касается указанного в списке «Лексикографических источников» (в «комплекте словарей» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой) раннего русско-английского словаря А.В.Череповского (1995 г.), то из него был заимствован только русский словник (на 70-80% в целом и до 80-90% по отдельным буквам – это «подавляющее большинство» или нет?) и непрофессионально переведён на испанский язык.
До Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой в СССР и в России выходило довольно много двуязычных, трехязычных и толковых/энциклопедических словарей, в которые переводчики-специалисты добавляли терминологические соответствия или пояснения на родном для них языке, что вполне оправданно. Примером такой работы может служить двухтомный «Толковый словарь английских геологических терминов» (2002 г.), в издании которого принимал участие А.В.Череповский в качестве переводчика-составителя. При этом в выходных данных были указаны авторы оригинального словаря, а не авторы перевода… То же самое можно сказать и о трёхязычном «Англо-французско-русском словаре по сейсморазведке» (М., «Мир», 1992 г.), который является переводом на русский язык, сделанным канд. физ.-мат. наук В.С.Хавкиным под ред. доктора геол.-мин. наук Ф.М.Ляховицкого. В отличие от этих двух и многих других примеров, Т.Г.Попова и А.Ю.Мартынова, переведя подавляющую часть русского словника из словаря А.В.Череповского (1995 г.) на испанский язык, ограничились упоминанием его словаря в длинном списке «Лексикографических источников»...
Компетентные эксперты могли бы обратить внимание не только на эту несправедливость, но и на ту странность, что Т.Г.Попова и А.Ю.Мартынова, «формируя» свои словари в 2007 году, предпочли ранний (устаревший) словарь А.В.Череповского (1995 г.), а не его гораздо более полную и современную работу: «Англо-русский и русско-английский словарь по прикладной геофизике», М., Академия горных наук, 2002 г. Странность эта имеет простое, но не извиняющее Т.Г.Попову и А.Ю.Мартынову объяснение: они второпях использовали то издание, которое было во ВНИИГАЗе «под рукой» на момент «формирования» их словарей. Они даже не проверили, имеются ли в продаже или в крупных библиотеках более современные («репрезентативные») словари…
И следующий ненужный вывод, сделанный экспертами по поводу «лексикографических источников», сам по себе не содержит ошибки:
«В этом отношении «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» не является и не может являться результатом переработки данных «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» А.В. Череповского».
Это точно! Но украшает ли это преимущество «труды» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой???

В подпункте 4 пункта А эксперты сравнивали списки литературы. Вот первая часть абзаца:
«И «Русско-английский словарь по разведочной геофизике» А.В. Череповского, и «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» содержат разделы, в которых приводятся работы научного характера на темы, соответствующие предметной области анализируемых словарей. Эти работы, по-видимому, использовались при составлении словников словарей и решении иных задач составления словарей».
Эксперты, как и повсюду в своём лингвистическом исследовании, стремились изложить простые вещи максимально сложно и запутанно, поэтому списки литературы названы «разделами, в которых приводятся работы научного характера на темы, соответствующие предметной области анализируемых словарей». Витиевато, однако! Разве кому-то надо было растолковывать, что такое «список литературы»???
Но упрекнуть экспертов, в первую очередь, следует не в витиеватости, а в том, что в погоне за сложностью выражения мыслей они потеряли точность и здравый смысл. Приведём в доказательство такие искажённые подсчёты экспертов:
«В «Русско-английском словаре по разведочной геофизике» А.В. Череповского этот раздел состоит из двух частей, которые называются «Список литературы на русском языке» (с.268-269) и «Список литературы на английском языке» (с.269). Всего в указанных списках словаря А.В.Череповского указано 30 позиций литературы».
На самом деле, в словаре А.В.Череповского в списке литературы на русском языке приведено 24 книги и 1 сериальное издание (9 выпусков). А в списке литературы на английском языке приведено 5 книг и 3 журнала (6 и 12 номеров в год за несколько лет). Нетрудно подсчитать, что всего указано 33 позиции литературы. А эксперты насчитали только 30 позиций литературы(?).
Далее эксперты сравнивают «божий дар с яичницей»:
«Из тридцати(?) позиций словаря А.В.Череповского совпадают с позициями соответствующего списка словаря Поповой Т.Г. и Мартыновой А.Ю. всего 7 позиций».
Ещё раз отметим, что этот подсчёт неточный. Слушаем правильный ответ: из 25 позиций литературы на русском языке в словаре А.В.Череповского, 9 позиций совпадает с «соответствующим списком» в словарях Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой, состоящим из 20 позиций. Может, разница и не принципиальная, но это платная судебная экспертиза! Почему все неточности и спорные выводы, капля за каплей, в пользу ответчиков-филологов?
Вопрос экспертам:
 что означает выражение «соответствующий список»? Очевидно, эксперты прячут голову в песок – конечно же, в интересах Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой, коллег по филологии и лингвистике. А именно, эксперты «деликатно» не заметили, что списка литературы на другом (испанском) языке в словарях Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой просто нет! И ничуть не смущаясь, эксперты сравнивают суммарное количество «позиций литературы» на двух языках в словаре А.В.Череповского с количеством позиций литературы на русском языке в словарях Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой! Есть логика и здравый смысл в таком формальном подходе? Зато у меня есть идея, что таким образом эксперты стремились максимально подчеркнуть различия в упомянутых списках, что и позволило им с уверенностью перейти к любимой формулировке:
«Эта часть перечня литературы не является и не может являться результатом переработки данных «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» А.В.Череповского».

Эксперты не только «не заметили» отсутствие списка литературы на испанском языке в словарях Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой, но и не обратили внимания на другую странность: книги в перечне литературы в оспариваемых словарях имеют очень солидный возраст! С одной стороны, эксперты не обязаны обращать на это внимания, отвечая исключительно на поставленные перед ними вопросы, но с другой стороны, они приписали профессору Т.Г.Поповой «существенный авторский вклад в разработку теории и практики создания испанско-русских и русско-испанских словарей по данной проблемной области» - так может, в таком подборе литературы есть глубокий смысл или скрыт оригинальный научный подход? Могут эксперты предложить «формальный аналог» или «правдоподобную идею»?
Словарь А.В.Череповского был издан в 1995 г., и среднеарифметический год издания использованных им книг на русском языке – это 1988 год. То есть средний возраст первоисточников был равен 7 годам. Словари Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой были «
Темы: 2   Сообщения: 4

ПРОДОЛЖЕНИЕ:
Эксперты не только «не заметили» отсутствие списка литературы на испанском языке в словарях Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой, но и не обратили внимания на другую странность: книги в перечне литературы в оспариваемых словарях имеют очень солидный возраст! С одной стороны, эксперты не обязаны обращать на это внимания, отвечая исключительно на поставленные перед ними вопросы, но с другой стороны, они приписали профессору Т.Г.Поповой «существенный авторский вклад в разработку теории и практики создания испанско-русских и русско-испанских словарей по данной проблемной области» - так может, в таком подборе литературы есть глубокий смысл или скрыт оригинальный научный подход? Могут эксперты предложить «формальный аналог» или «правдоподобную идею»?
Словарь А.В.Череповского был издан в 1995 г., и среднеарифметический год издания использованных им книг на русском языке – это 1988 год. То есть средний возраст первоисточников был равен 7 годам. Словари Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой были «сформированы» на 13 лет позже, а среднеарифметический год издания использованной ими литературы на русском языке не изменился – это тоже 1988 год. Таким образом, средний возраст первоисточников уже 20 лет. Представьте себе филологов, по каким-то причинам перечитывающим на досуге подзабытые геофизиками книги аж 30-летней давности – в поисках «новой терминологии»??? Умора! А среднеарифметический год издания приведённых Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой лексикографических источников – это 1983 год, то есть средний возраст использованных словарей равен 24 годам. М-да! Но скорей всего, эта информация многое говорит только техническим специалистам и переводчикам-практикам, а нашим экспертам и упомянутым разработчикам «теории и практики создания словарей» – вряд ли…
Вообще говоря, серьёзное отношение к списку использованной технической литературы в словарях Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой само по себе несерьёзно, поскольку 1) обе эти дамы имеют филологическое образование; 2) нет никаких научных работ и докладов по «данной проблемной области» (геология и геофизика) до выхода в свет их словарей в 2008 г.; 3) их служебная деятельность не была связана с изучением или использованием русскоязычной и испаноязычной геолого-геофизической литературы до 2007 года, когда появился срочный заказ Газпрома на выпуск ряда отраслевых словарей... Напомним, что основная работа Т.Г.Поповой – преподавание испанского языка в РУДН и написание соответствующих учебников и пособий («Испанский для тебя», 2002, 2003, 2004 гг., «Чтобы ты знал испанский язык», 2007 г. и т.д.), а основная работа А.Ю.Мартыновой – студентка МГУ до 2007 года и полгода переводчицей в Газпром ВНИИГАЗ. Правда, «ещё будучи студенткой, Мартынова (Ампилова) работала по совместительству переводчиком в компании «ЕАГЕ-Геомодель», где в процессе перевода широко известного европейского геофизического журнала “First Break” хорошо освоила русско-английскую геолого-геофизическую лексику» (из биографии Мартыновой (Ампиловой) на с.537 Испанско-русского геолого-геофизического словаря, 2008 г.). Как съехидничала судья Тушинского районного суда на одном из заседаний в адрес А.Ю.Мартыновой, имея в виду невероятную скорость «формирования» русско-испанского и испанско-русского словарей: «Наверное, девушка очень умная и хорошо училась в университете…» Правда, не испанскому языку, но для умницы это не проблема!

Мы добрались пока только до общего вывода экспертов по третьему вопросу (с.20):
«Исследование структурных компонентов «Русско-испанского геолого-геофизического словаря» и «Испанско-русского геолого-геофизического словаря» и их сопоставление с «Русско-английским словарем по разведочной геофизике» показывает, что «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» и «Испанско-русский геолого-геофизический словарь» не являются результатом переработки «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» А.В.Череповского».
О содержании и правдоподобии данного вывода уже всё подробно сказано. Претензии опять к преднамеренно расплывчатой терминологии, используемой экспертами. Зачем эта вариативность? В данном выводе звучит термин «структурные компоненты», а ранее эксперты обсуждали «ряд структурных элементов» и «основные в структурном отношении части». Чёрт (или по крайней мере «технарь») ногу сломит! Приходится додумываться, что эти компоненты/элементы/части обозначают 1) предисловие к словарю, 2) сам словарь и 3) списки использованной литературы? Прямо-таки «три составные части», но только не марксизма – который, безусловно, изучали эксперты со стажем 31 и 41 год соответственно…

Четвёртый вопрос: Являются ли словари Поповой Таисии Георгиевны, Мартыновой Анны Юрьевны результатом переработки материала словаря Череповского Анатолия Викторовича?

Можно согласиться с мнением экспертов, что (с.20-21):
«В поставленном вопросе речь идёт о «материале» словаря Череповского Анатолия Викторовича. В данном случае слово материал использовано в значении «Данные, сведения, источники, служащие основой для чего-л., доказательством чего-л.»… Поскольку у экспертов не было других данных словаря Череповского А.В., кроме текста самого словаря, то данный вопрос сводится к ответу на предыдущий».
И на этой же странице самое интересное противоречие (с.21):
«В разделе «Лексикографические источники» словарей Поповой Таисии Георгиевны и Мартыновой Анны Юрьевны указывается, что «Русско-английский словарь по разведочной геофизике» А.В.Череповского был одним из источников этих словарей и, следовательно, использовался при их создании».
Сравним со следующей фразой/выводом:
«ни одна из структурных частей двух словарей (Поповой Таисии Георгиевны, Мартыновой Анны Юрьевны) не является результатом переработки какой-либо структурной части словаря Череповского Анатолия Викторовича или какой-либо совокупности частей этого словаря».
Сожмем для простоты сравнения эти фразы.
В первой фразе: «словарь Череповского был одним из источников словарей (Поповой и Мартыновой) и, следовательно, использовался».
Во второй фразе: «словари Поповой, Мартыновой не являются результатом переработки материала словаря Череповского. Ни одна из структурных частей двух словарей Поповой и Мартыновой не является результатом переработки какой-либо структурной части словаря Череповского».
Вопрос экспертам:
 видят ли они возможность сосуществования своих утверждений? Каким образом использовался словарь Череповского, если нет ни заимствований, ни «переработки» каких-либо частей словаря???
Вообще-то, эксперты обезопасили свои и предшествующие, и дальнейшие выводы такой фразой (с.21):
«Практика использования лексикографических результатов своих предшественников является не только нормальной, но и необходимой (так же, как и упоминание таких результатов), особенно, если составляемый словарь относится к той же самой области знания, дисциплине или предметной области или к смежной сфере».
Вопросы экспертам:
 если эксперты согласны с «нормальной практикой» использования словарей других авторов, без указания на допустимые объёмы заимствований, зачем тогда так подробно и так много раз утверждать в рассматриваемой объёмистой лингвистической экспертизе, что Т.Г.Попова и А.Ю.Мартынова совсем не «перерабатывали» материал словаря А.В.Череповского? Ведь тогда экспертам достаточно сказать всего два слова: «Всё дозволено
 как понимают эксперты авторские права на двуязычные словари? Ведь в очень многих из них указано: «Никакая часть данной книги не может быть скопирована тем или иным способом или воспроизведена без согласия авторов (или правообладателей)»?
 что значит «результаты своих предшественников»? А можно ли тогда использовать - без разбора! - «результаты своих современников»? В данном споре трудно сказать, кто чей предшественник: Т.Г.Попова участвовала в составлении первого в мире русско-испанского словаря по геофизике (Diccionario ruso-espanol de geofisica» (Popova T.G., Menendez F.S., La Habana, 1985), а А.В.Череповский составил первый в мире русско-английский словарь по разведочной геофизике (М., Недра, 1995). Затем А.В.Череповский выпустил два издания гораздо более полного англо-русского/русско-английского словаря по прикладной геофизике (1997, 2002 гг.). Но в 2007 году Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой срочно понадобился русский геофизический словник, и они второпях «использовали» (но "не перерабатывали"!) ранний словарь А.В.Череповского (1995 г.) и указали его (вот спасибо!) в списке литературы.


Пятый вопрос: Определить процентное содержание в словарях Поповой Таисии Георгиевны, Мартыновой Анны Юрьевны использованных без переработки материалов словаря Череповского А.В?

Эксперты сначала определили два «понимания» этого вопроса (с.21):
1) во-первых, под материалами словарей могут иметься в виду только русские словники данных словарей, а также русские переводы «Испанско-русского геолого-геофизического словаря»;
2) во-вторых, под материалами словарей могут иметься в виду все входящие в них термины – как русские, так их эквиваленты.
Исследование проведено с учётом как первого, так и второго понимания
.
Замечание экспертам:
- понятие «русские переводы» в данном случае приводится экспертами по ошибке или из-за недопонимания. В действительности, основным словарём Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой был, однозначно, «Русско-испанский геолого-геофизический словарь», русский словник которого был составлен с использованием материалов из старых гаванских русско-испанских словарей Т.Г.Поповой (1985, 1988 гг.), старого «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» А.В.Череповского (1995 г.) и др. старых словарей, что уже допускалось экспертами при ответах на предыдущие вопросы. Что касается «Испанско-русского геолого-геофизического словаря» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой, то он является перевёртышем (что признано экспертами «нормальным способом создания словарей»), и никаких «русских переводов» этот словарь-перевёртыш не содержит.
Экспертам надо понять, что двуязычные отраслевые словари составляются путем подбора/выбора/отбора терминов в научной литературе на двух языках и установления эквивалентов и терминологических пар. Можно только пожалеть пользователей словарей, полученных путём компиляции устаревших словарей и/или перевода подборки терминов на родном языке – на другой язык! – что как раз имело место при «формировании» оспариваемых словарей Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой.
Далее эксперты высказывают следующие спорные положения (с.22):
«Экспертам не были предоставлены для исследования компьютерные версии исследуемых словарей. Тем самым, использовать компьютерные программы обработки текста для установления точного процентного соотношения текстовых материалов, дословно совпадающих в словаре Череповского А.В., с одной стороны, и в словарях Поповой Т.Г. и Мартыновой А.В. – с другой, не представляется возможным. Иными словами, для ответа на поставленный вопрос необходимы приблизительные оценки, основанные на статистических экспериментах».
Вопрос экспертам:
 почему же нельзя обойтись при сравнении текстов «без компьютерных версий исследуемых словарей»? Это неправда, объясняемая только ленью экспертов.
Например, доктор филологических наук Ю.А.Рылов, зав. кафедрой романской филологии Воронежского госуниверситета, в своём 5-страничном экспертном исследовании, выполненном с 1 ноября по 30 декабря 2009 г., приводит результаты сплошного сравнения гаванских словарей Т.Г.Поповой и др. (1985, 1988 гг.) со словарём А.В.Череповского (1995 г.) – в виде полного перечня совпадающих терминов (в приложении к своему исследованию), а их он насчитал свыше 2000. Вот на кого надо было равняться нашим экспертам!
Попутно стоит отметить, что совпадение 2000 русских терминов («около 26% терминов в словаре А.В.Череповского») можно классифицировать как «минимальное» (согласно мнению экспертов ИРЯ РАН при ответе на вопрос 2, когда они признали «минимальным» перекрытие на 33% на букву «А» старого гаванского словаря по геофизике с гаванским словарём по геологии…
А мой собственный эксперимент показал, что термины на букву «И» в двух словарях – «Русско-английском по разведочной геофизике» А.В.Череповского и «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой – можно в одиночку аккуратно сравнить за 1 час 45 минут. Термины на букву «И» занимают больше 15 страниц в упомянутом словаре А.В.Череповского, и таким образом, все 172 страницы можно было сравнить со словарём Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой максимум за 20 рабочих часов или – со щадящими перерывами на чай и кофе – в течение одной рабочей недели. Как указано экспертами, их работа над лингвистической экспертизой длилась более одного месяца, с 24 октября по 28 ноября 2011 г. Так что времени для сплошного сравнения было вполне достаточно!
Впрочем, настаивать на сплошном сравнении нельзя: ведь учёный секретарь ИРЯ РАН, господин Пыхов, обещал в своём письме от 27 октября 2011 года «провести лингвистическую экспертизу указанных текстов в объёме, достаточном для ответа на вопросы, поставленные на разрешение в ходе экспертизы».
Вопросы экспертам:
 почему эксперты используют выражение «необходимы приблизительные оценки, основанные на статистических экспериментах»? Предположительно, они имели в виду просто статистические оценки? Статистические эксперименты должны дать статистические, а не «приблизительные оценки».
 почему эксперты не дали оценку репрезентативности (представительности) тех выборок, которые они использовали в описанных ниже «статистических экспериментах»? (Похоже, что эксперты не понимают, насколько они математически безграмотны и насколько они далеки от выполнения своих обещаний использовать «методы статистического исследования, разрабатываемые в статистике»).
Теперь о методике получения статистических оценок (с.22):
«Были проведены два статистических эксперимента. В первом эксперименте было проведено 10 замеров произвольно выбранных страниц «Русско-испанского геолого-геофизического словаря» (Попова Т.Г., Мартынова А.Ю. М., 2008). Для простоты выполнения замеров были выбраны страницы, соответствующие началу букв русского алфавита. Результаты замеров отражены в таблице 2. В качестве единицы измерения был выбран термин, а также его перевод (один или несколько)».
Замечания экспертам:
- «произвольно выбранные страницы» не могут одновременно оказаться «страницами, соответствующими началу букв русского алфавита». Такая «простота» является грубейшей подменой способов отбора, таких как случайный отбор и отбор по определённой схеме;
- очередная неточность, в Таблице 2: выбранная экспертами с.207 является не первой, а второй страницей с терминами на букву «М» в словаре Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой.
Таким образом, методика получения оценок при «первом статистическом эксперименте» претендует на непредвзятость, но субъективное и путаное использование понятий статистики перечёркивает результаты, полученные экспертами (с.23):
«На исследованных 10 страницах всего было обнаружено 342 русских термина, при этом совпал с терминами русского словника «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» Череповского А.В. 91 термин. Тем самым, при первом понимании вопроса совпадение составляет 27%. Если исходить из второго понимания, то следует учесть также испанские переводы. На указанных страницах содержится 389 испанских переводов. Таким образом, совпадение составит 91/342 + 389 = 12,4%».
Вопросы экспертам:
 в таблице 2 разброс количества совпадающих терминов очень большой, приводящий к очень большому среднеквадратичному отклонению и к большому относительному размаху вариации. Это должно было навести экспертов на мысли о недостаточности выборки и неоднородности материала исследуемого словаря. Почему эксперты не сделали никаких оценок?
 где найти обоснование репрезентативности такой малой выборки? Ведь были исследованы всего лишь 10 страниц, выбранные далеко не случайно. Какое может быть доверие оценке, полученной по менее чем 2% объёма словаря!? Можно привести десятки других страниц с поразительно отличающимися результатами: например, 100% русских терминов на ТРЕХ СТРАНИЦАХ подряд (с.136-138) совпадают с русскими терминами в словаре А.В.Череповского (за исключением двух опечаток в окончаниях слов в словаре Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой). Без претензии на произвольность, проанализируем такие 10 страниц: 22, 193, 208, 225, 241, 339, 381, 434, 463, 475. На этих других 10 страницах совпадает уже 86% русских терминов в словаре Череповского с русскими терминами в словаре Поповой и Мартыновой. Трудно не сделать следующий вывод: в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре» (Попова Т.Г., Мартынова А.Ю., М., 2008 г.) есть очень разные страницы, и они отличаются сразу по нескольким параметрам:
- страницы 1-го типа: относительно низкое совпадение русских словников сравниваемых словарей – в среднем 27% по 10 выборочным страницам – и разное количество терминов на двух языках (342 и 389). На этих страницах невысок процент собственно геофизических терминов;
- страницы 2-го типа: высокое совпадение русских словников сравниваемых словарей – в среднем 86% по 10 выборочным страницам – и одинаковое количество терминов на двух языках (290 и 290). На этих страницах высокий процент собственно геофизических терминов.
Такая явная неоднородность «Русско-испанского геолого-геофизического словаря» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой заставляет выдвинуть предположение (или «правдоподобную модель идеи»), что эти разные страницы попали в «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой из разных источников: страницы «первого типа», исследованные экспертами, попали в него преимущественно из старых гаванских словарей Т.Г.Поповой и других лексикографических источников, а страницы «второго типа» - преимущественно из «Русско-английского словаря по разведочной геофизике» А.В.Череповского. Конечно, эксперты ничего такого не заметили.

Теперь о «втором статистическом эксперименте» экспертов (с.23):
«Во втором эксперименте были выбраны следующие три отдельных буквы из «Русско-испанского геолого-геофизический словаря»: «А», «И» и «Т» (Грамматика экспертов сохранена). На букву «А» было обнаружено 778 русских терминов. При сопоставлении с «Русско-английским словаре по разведочной геофизике» Череповского А.В. совпали 326 терминов. Аналогичные замеры для букв «И» и «Т» показали следующие результаты:
«И» - 950 (общее количество), 627 (совпавшие);
«Т» - 730 (общее количество), 267 (совпавшие);
Таким образом, по указанным трём буквам общее количество русских терминов «Русско-испанского геолого-геофизического словаря» составляет 2 458 единиц, из них совпадающих – 1220. В процентном отношении при первом понимании вопроса совпадение составляет 49,6%
».
Жаль, что эксперты никак не комментируют выбор всего трёх букв – А, И и Т – для второго «статистического эксперимента». В этом эксперименте эксперты прибегли к серийной (или гнездовой) выборке. Конечно, охват словников двух исследуемых словарей при втором эксперименте намного выше (более 13%), чем при первом исследовании (менее 2%), поэтому и доверие к результатам второго исследования гораздо выше.
Второй эксперимент показал, что «в среднем» по трём выбранным буквам половина русских терминов (49,6%) в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре» совпадает с русскими терминами, имеющимися в «Русско-английском словаре по разведочной геофизике» Череповского А.В. Более того, на букву «И» совпадение и вовсе составляет две трети! Нагляднее выглядела бы табличка с совпадениями в процентах по отдельным буквам:
«А» - 778 (общее количество), 326 (совпавшие) – 42%;
«И» - 950 (общее количество), 627 (совпавшие) – 66%;
«Т» - 730 (общее количество), 267 (совпавшие) – 36%
.
Но для полноты картины (которую так любили эксперты в других случаях) нужно было оценить, сколько совпадающие термины составляют в словаре Череповского А.В. Ответ по двум буквам – «А» и «М» – был дан в Приложении №1 к Заключению Национальной лиги переводчиков, приобщённом к делу № 2-875/11. А именно, в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре» было насчитано терминов:
«А» - общее количество 788 , полностью совпало 347 (44%);
«М» - общее количество 1438, полностью совпало 645 (45%);
Что соответственно составляет в «Русско-английским словаре по разведочной геофизике» А.В.Череповского:
«А» - общее количество 411 , полностью совпало 345 (84%);
«М» - общее количество 798, полностью совпало 647 (81%);
Как видим, результаты совпадений в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре» на букву «А» у экспертов ИРЯ РАН и Национальной лиги переводчиков различаются на 2% (42 % и 44% соответственно), что вполне объяснимо погрешностями ручного подсчёта, и на эти оценки можно уверенно полагаться с допуском в 1-2%.
Кроме того, как уже говорилось выше, в порядке проверки скорости сравнения словарей, за 1 час 45 минут было выполнено сравнение русских терминов на букву «И», и в словаре А.В.Череповского было найдено 745 русских терминов, из которых 651 (более 87%) совпал с русскими терминами в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре».
Таким образом, несмотря на выборочность замеров совпадений по буквам «А», «И», «М» и «Т», следующие усреднённые оценки будут, по всей видимости, отражать степень совпадений русских терминов в сравниваемых словарях:
45-50% русских терминов в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой совпадают с русскими терминами в «Русско-английским словаре по разведочной геофизике» А.В.Череповского;
81-87% русских терминов в «Русско-английским словаре по разведочной геофизике» А.В.Череповского совпадают с русскими терминами в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой.

Надо признать, что пятый вопрос экспертам однобоко требует «Определить процентное содержание в словарях Поповой Таисии Георгиевны, Мартыновой Анны Юрьевны использованных без переработки материалов словаря Череповского А.В». Поэтому эксперты не были обязаны подсчитывать процент совпадений в словаре А.В.Череповского. С другой стороны, такая оценка очень важна при установлении заимствований. Ведь экспертами при ответе на первый вопрос было заявлено (с.6): «Во всех сделанных замерах процент дословного заимствования пар превышает 90%, что с определённостью указывает на то, что «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» (Попова Т.Г., Мартынова А.Ю. М., 2008) основан на ранних гаванских словарях Поповой Т.Г.»
Итак, 90%-ное «дословное заимствование пар с определённостью указывает» на то, что такой-то новый словарь основан на таком-то старом словаре. А достаточно ли выявленного выше (но не замеченного экспертами) заимствования 81-87% русского словника (по отдельным буквам) из словаря А.В.Череповского, чтобы признать, что словари Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой основаны и на нём? Эксперты удачно ушли от этого вопроса, потому что ответили на пятый вопрос буквально (односторонне), не оценивая совпадения в словаре А.В.Череповского. Здесь им не нужна была «полнота картины»…

Общий вывод экспертов по пятому вопросу прозвучал так (с.24):
«Определить точное процентное содержание в словарях Поповой Таисии Георгиевны, Мартыновой Анны Юрьевны использованных без переработки материалов словаря Череповского А.В. не представляется возможным из-за трудоёмкости ручной обработки соответствующих текстов. Однако правдоподобную оценку процентного содержания совпадающих материалов можно дать на основании проведённых статистических экспериментов.
При первом понимании поставленного вопроса, то есть при сравнении только русских материалов указанных словарей, процент совпадения составляет от 27% до 49,6%
».
Замечания экспертам:
- уже было показано, что только лень экспертов сделала невозможным «определение точного процентного содержания» совпадений терминов в сравниваемых словарях. На самом деле, эксперты вручную всё-таки исследовали термины на три буквы или порядка 13% словников. Неизвестно, сколько времени они на это потратили, но описанный выше эксперимент показывает, что «русские материалы» целиком можно было сравнить вручную не более, чем за одну рабочую неделю, тем более вдвоём;
- утверждается, что процент совпадения «только русских материалов» составляет от 27% до 49,6%. Но эти две оценки относятся к разным «статистическим экспериментам», с разными способами отбора терминов и очень разной достоверностью, и определять интервал «от» - «до» абсолютно неверно. Статистикой эксперты совсем не владеют!
Цифра 27% относится к замерам всего по 10 страницам (меньше 2% материала словаря!), субъективно выбранным экспертами в ходе первого «статистического эксперимента» и никак не дающим «правдоподобную оценку процентного содержания совпадающих материалов» в более чем 500-страничном словаре… Действительно, постраничный разброс совпадений «русских материалов» (в Таблице 2) был огромным: от 1 до 20 терминов (или от 3% до 83%). Выше нами была представлена таблица с оценкой совпадений по «другим 10 произвольным страницам», где средний процент совпадений «русских материалов» равен не 27%, а 86%, и есть три страницы подряд, где совпадения равны 100%.
Во втором «статистическом эксперименте», в котором исследовались термины на три буквы – «А», «И» и «Т» – среднее значение совпадений действительно равно 49,6%, но разброс опять большой – от 36% до 66%. И в этот интервал не попадает оценка совпадений, полученная при замерах по 10 страницам при первом «статистическом эксперименте».
Вопрос экспертам:
 как они оценивают статистическую надёжность своих выводов??? (Они должны были это сделать, причем с использованием обещанных «методов статистических исследований, разрабатываемых в статистике»).

Последняя фраза экспертов в общем выводе по пятому вопросу (с.24) звучит так:
«При втором понимании пятого вопроса, то есть при учете не только русских, но и испанских терминов, процент совпадения составляет от 12,4% до 24,6%».
Нет смысла комментировать этот притянутый за уши «вывод»… Докторам наук из ИРЯ РАН не стыдно с серьёзным видом сравнивать смесь русских и испанских терминов со смесью русских и английских терминов?

 


Темы: 2   Сообщения: 4
ПРОДОЛЖЕНИЕ:
Помимо ответов на пять поставленных перед экспертами вопросов, они сочли необходимым добавить пару обобщений. Если до этого их лингвистическая экспертиза походила на уверенную здравицу (Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой, конечно), несмотря на путаные куплеты и сбивчивые рефрены, то последний абзац вдруг стал фальшивой заупокойной песней!
Первая фраза экспертов в дополнении к выводам:
«в исследованных словарях нет дословных повторений значительных текстовых фрагментов».
Вопросы экспертам:
 зачем прятаться за выражение «текстовый фрагмент»? Ведь речь всё время шла о сравнении либо словников на одном языке, либо терминологических пар, не так ли?
 насколько большим должен быть «значительный текстовый фрагмент»?
как можно утверждать, что «в исследованных словарях нет дословных повторений значительных текстовых фрагментов», если эксперты документально подтвердили исследование 10 страниц (2%) из многих сотен страниц словарей и исследование терминов на три буквы (порядка 13% словников)?
Хотели эксперты или нет, но их первая фраза из «дополнения к выводам» - ЛОЖЬ. Взять хотя бы термины на те буквы, которые были исследованы(!?) экспертами. Рассмотрим значительный(?) фрагмент русских словников в сравниваемых словарях от гнездового термина «измерения» до последнего термина в гнезде «измеритель». Это 4,5 страницы (с.134-139) в оспариваемом русско-испанском словаре Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой. Из них, как уже говорилось, 100% русских терминов на ТРЕХ СТРАНИЦАХ ПОДРЯД (с.136-138) совпадают с русскими терминами в словаре А.В.Череповского (за исключением двух опечаток в окончаниях слов).
На самом деле, больший интерес или даже удивление (внимательных) экспертов должно было вызвать не просто наличие или отсутствие неких «дословных повторений значительных текстовых фрагментов», а 100%-ное совпадение всех составных терминов, относящихся ко многим популярным гнездовым (преимущественно геофизическим!) терминам в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре», таким как (в скобках – количество составных терминов):
Алгоритм (19)
Колебания (19)
Материалы (16)
Неоднородность (12)
Обращение (24)
Ось синфазности (12)
Параметры (31)
Построение (19)
Проводник (20)
Траектория (16)
Трасса (13)
Сейсмостанция (10)
Сюда можно было бы отнести и гнездовой термин «изображение», включающий 27 составных терминов в «Русско-испанском геолого-геофизическом словаре» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой, из которых 26 полностью совпадают с составными терминами в «Русско-английском словаре по разведочной геофизике» А.В.Череповского. А единственное различие является результатом ошибки при списывании (сканировании) словаря А.В.Череповского: «изображение высокоинформативное» превратилось в словаре Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой в «изображение высокое формативное», но эта ошибка не смутила их, и они перевели(!?) этот бессмысленный «термин» на испанский язык как “imagen de alta formacion” (изображение высокой формации???). Впрочем, указание истца на наличие такого рода ошибок и недоразумений как признак неидеального сканирования его словаря нисколько не смутило авторов «Русско-испанского геолого-геофизического словаря» и их адвокатов. Наоборот, они увидели в этом плюс:
«Наличие ошибок и недоразумений только подчеркивает независимость и самостоятельность нашей работы по подбору терминов».
Как говорят по-русски, «врите, да не завирайтесь»! Это в каких же литературных источниках Т.Г.Попова и А.Ю.Мартынова нашли десятки опечаток, описок и недоразумений, да ещё и занесли их в свой словарь??? А куда смотрели их редакторы, господа А.И.Скороходов (к сожалению, скончавшийся до выхода словаря) и Ю.П.Ампилов (доктор физ.-мат. наук, профессор, академик РАЕН, председатель Секции разведочной геофизики Научного совета РАН, член Союза писателей России, да и папа Анны Мартыновой в конце концов)?

Вторая часть «дополнения» экспертов к «Общим выводам экспертизы» стала и вовсе минорной для истца:
«Сравнительно большой процент совпадения одного из словников двуязычных словарей может объясняться различными причинами, например, близостью тематической области, описываемой словарями; совпадением или близостью хронологических границ включенного в словари терминологического материала; устойчивостью терминологического употребления и другими факторами».
Ну, это просто реквием! Уже не раз после подобных умозаключений экспертов ИРЯ РАН хотелось спросить: зачем они городили весь этот огород под названием «судебная лингвистическая экспертиза» на 26 страницах? И больше месяца над чем-то трудились(?), если и так всё ясно – вернее, безнадёжно для лексикографов, защищающих свою интеллектуальную собственность!?
Формулировки экспертов опять очень размыты и неопределённы: «сравнительно большой процент совпадения…» Сколько это? Хотя бы больше или меньше 50%?
Предложение экспертам:
- почему бы ИРЯ РАН не дать такое коммерческое объявление:
«Уважаемые плагиаторы! Рады защитить вас, за приличное вознаграждение, от надоедливых авторов скопированных вами словарей. У нас за пазухой масса различных причин и факторов, позволяющих заболтать любого истца, оградить вас от преследования и наказания. 100%-ная гарантия

Кажется, эксперты уже забили гвозди в крышку гроба истца, А.В.Череповского, и дали судье полное право отказать ему по всем пунктам искового заявления и спокойненько закрыть дело. Но нет! Ещё можно возопить к экспертам из могилы: «Но ведь многое из того, что вы напоследок перечислили, как раз не относится к исследованным вами словарям! Кто вас тянул за язык?» Хотя бы насчёт «близости хронологических границ» – эксперты не заметили следующие факты:
1) «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой был «сформирован» на 13 лет позже словаря А.В.Череповского, а как было показано выше, средний год выпуска книг в их списке литературы точно такой же, как и у А.В.Череповского, а именно 1988 г. Как так??? Странно!
2) Объём англо-русских и русско-английских словарей по геофизике А.В.Череповского вырос с 1995 г. по 2008 г. почти в два раза! И геофизический словник в словарях Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой (2008 г.) должен был отличаться от геофизического словника в раннем словаре А.В.Череповского и старых гаванских словарях Т.Г.Поповой и др. на многие тысячи новых терминов! Но их НЕТ! Как уже говорилось, Т.Г.Попова и А.Ю.Мартынова указали в списке литературы и действительно «использовали» ранний словарь А.В.Череповского (1995 г.), что произошло из-за некомпетентности и торопливости Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой, их редакторов и заказчиков. Так что «близость словника» в словаре-2008 (Т.Г.Поповой и А.Ю.Мартыновой) к таковому в словаре-1995 (А.В.Череповского) на самом деле ПАРАДОКС, который эксперты не захотели заметить. И про «хронологические границы включенного в словари терминологического материала» им лучше было промолчать…

И, наконец, последний минорный аккорд экспертов – приговор всем честным лексикографам, ещё не оставившим свои надежды:
«Таким образом, близость одного из словников, общего для нескольких различных двуязычных словарей, сама по себе не является основанием для признания одного из этих словарей несамостоятельным лексикографическим произведением».
Приехали!

Вопрос экспертам:
 не смущает собственная беспомощность, непоследовательность и противоречивость? Не понятно, о чём я говорю? Пожалуйста, цитируем фрагмент мажорного ответа экспертов на вопрос 2 (с.7) и сравниваем с приведённым выше «минорным аккордом» экспертов:
«процент дословного заимствования пар превышает 90%, что с определённостью указывает на то, что новый «Русско-испанский геолого-геофизический словарь» (Попова Т.Г., Мартынова А.Ю. М., 2008) основан на старых словарях, изданных в Гаване».

Нужны ли ещё слова?

ИТОГИ

Подведём итоги, то есть соберём основные замечания и претензии к экспертам, которые не проявили ни добросовестности, ни объективности, ни компетентности при ответах на пять поставленных перед ними вопросов.
По первому вопросу:
некомпетентность (в вопросе состояния лексикографии в геологии и геофизике). Эксперты поленились искать соответствующую информацию для обоснованного ответа на вопрос;
 ответ на вопрос, фактически, был дан, но эксперты приложили все силы, чтобы ответ выглядел, как минимум, неоднозначным.
По второму вопросу:
 эксперты не знают «формальных аналогов» для сравнения словарей и строят догадки или «правдоподобные формальные модели идеи»… А надо было использовать обещанные «методы сопоставительного анализа словарей, разрабатываемые в лексикографии, и методы статистического исследования, разрабатываемые в статистике» (с.2);
 выход за рамки заданных вопросов. В частности, необоснованные комплименты Т.Г.Поповой про её «вклад в теорию и практику…». Это попытка давления на суд.
По третьему вопросу:
 сложные запутанные выражения и преднамеренно расплывчатая терминология, непостоянство понятий и формулировок;
 несколько неточностей в количественных оценках;
 выдуманные и неконкретные критерии;
некомпетентность (в вопросе полноты словников геолого-геофизических словарей и т.д.)
абсолютно нелогичный вывод о «значительном количественном превосходстве терминов», открывающий дорогу плагиату и списыванию любых книг и других произведений в полном объёме.
По четвёртому вопросу:
 противоречивость утверждений, отрицание или замалчивание фактов.
По пятому вопросу:
 недопонимание методики и практики составления двуязычных отраслевых словарей;
лень экспертов (а не «невозможность» сплошного сравнения словарей в отсутствие их электронных версий);
грубейшая подмена статистических понятий и манипулирование ими;
 очередная неточность (в Таблице 2);
неправомерное толкование своих же недостоверных «статистических экспериментов».

По заключительным дополнениям экспертов к своим ответам на 5 вопросов:
опрометчивое утверждение об отсутствии «в исследованных словарях дословных повторений значительных текстовых фрагментов». Слишком малая доля словарей была исследована;
беспомощность и противоречивость в окончательном заключении по поводу причин совпадения словарей.

ЭПИЛОГ

В целом, в данной «судебной лингвистической экспертизе» красной нитью прослеживается стремление экспертов-филологов (А.Н.Баранова и С.Д.Шелова) выгородить ответчиков-филологов (Т.Г.Попову и А.Ю.Мартынову). Увы, такая экспертиза ИРЯ РАН развязала руки судье, отказавшей истцу, геофизику А.В.Череповскому, по всем пунктам его искового заявления и постановившей выплатить ответчикам большую часть их расходов на адвокатов.
Можно ли привлечь к суду экспертов ИРЯ РАН? Тянет ли их халатность, противоречивость и математическая безграмотность на такую формулировку, как «заведомо ложное заключение»? Трудно сказать. Надо советоваться с хорошим (дорогим!) адвокатом.
В эпоху всеобщего непрофессионализма и «кумовства» хотелось верить, что есть учреждения, свободные от этих напастей. Хотелось верить, что это учреждения Российской академии наук. Но увы, верить не получается. И если раньше я сочувствовал «академикам», работающим за скромную зарплату в обветшавших и тесных особняках с мебелью сталинских времён (зайдите в Институт языкознания РАН напротив РГБ или в Институт русского языка РАН на Волхонке…), то теперь мне кажется, что их надо нагрузить реальной, полезной обществу работой. Ведь у нас дефицит дворников?!

Темы: 2   Сообщения: 4
 Приведённая выше пространная аналитическая статья включена в книжку "Как составляют и сравнивают двуязычные отраслевые словари" (Москва, 2012 г.). Помимо этой статьи книжка содержит 4 приложения (ранее опубликованные статьи и Интернет-сообщения).
Книжку могу выслать наложенным платежом заинтересованным лицам.

Ниже копия предисловия из книги: 

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

 Данная работа посвящена нескольким непростым вопросам: 1) кто составляет современные отраслевые (технические) двуязычные словари и кто должен их составлять? 2) кто и как оценивает и сравнивает такие словари, особенно в случае весьма ответственной судебной лингвистической экспертизы?

Спустя 20 лет после распада СССР и исчезновения «железного занавеса», ситуация с иностранными языками не изменилась: российские технические специалисты («технари») и профессора политехнических институтов и университетов по-прежнему «читают со словарём» и в редких случаях могут сделать доклад на иностранном языке. Поэтому двуязычные отраслевые словари по-прежнему очень востребованы. Таких словарей – благодаря свободе книгопечатания – появляется всё больше, но их качество при этом непредсказуемо… Это раньше, во времена СССР, путёвку в жизнь научным книгам сначала давали рецензенты, а уже в издательствах - художественные редакторы (даже сухим словарям без картинок!), технические редакторы и корректоры. Теперь всё иначе: теперь авторы-энтузиасты приносят свои (плохо отформатированные) манускрипты прямо в типографии, и уже через неделю-другую сами же и забирают предмет своей гордости тиражом от 100 до 1000 экземпляров! В каких-то случаях авторы берут все расходы на себя, а в каких-то случаях им удаётся найти спонсоров. Такие словари обычно распространяются среди друзей и коллег, и профессиональные переводчики вряд ли найдут их в книжных магазинах и на уличных развалах…

Другой путь «издания» своего словаря открыл Интернет, где в последние 10 лет расцвели «собственные базы данных» объёмом в миллионы слов и словосочетаний и куда правдами и неправдами было «слито» всё, что занимало у переводчиков несколько книжных полок в прошлом веке… У этой Интернет-медали, естественно, две стороны: рай для потребителей и кошмар для правообладателей и продавцов книг. Скажу про себя: если 15 лет назад продавалось примерно 500 моих англо-русских/русско-английских словарей по прикладной геофизике в год, то в 2011 году было продано менее 30 книг (издания 2008 года). Не потому, что такие словари больше не нужны. А потому, что в Интернете легко найти целый ряд сайтов («ресурсов»), откуда мой просканированный словарь и тысячи других книг можно скачать абсолютно бесплатно. На одном из таких вебсайтов указано, что имело место около 2000 скачиваний моего словаря. Впечатляет! И в каком-то смысле радует, что спрос по-прежнему есть...

Но никак не радуют случаи, когда Интернет-самозванцы цинично и неаккуратно списывают всё, что попадается им под руку, и выпускают "собственные" словари... К счастью, среди таких пиратов и плагиаторов много, по их собственному определению, "вменяемых и цивилизованных", и они идут на выплаты компенсаций после предъявления претензий со стороны авторов оригинальных словарей. Но борьба с Интернет-самозванцами – столь же бесперспективное занятие, как и попытка своей грудью закрыть дыру в плотине 
Видимо, надо приспосабливаться к жизни в эпоху, переходную к свободному распространению информации. Ведь в Швеции такая «религия» уже зарегистрирована?

Жаркие дискуссии о качестве и происхождении современных отраслевых (технических) двуязычных словарей, о том, кто может и должен их составлять, и об авторских правах на соответствующие словники и глоссарии, ведутся много лет как в Интернете (например, на форумах Ассоциации лексикографов Лингво (www.lingvoda.ru), на форумах Города переводчиков (www.trworkshop.net/forum/) и на форумах Интернет-биржи переводчиков (www.socialtranslation.ru/)), так и на различных филологических конференциях. Если мне не изменяет память, проф. М.А.Кронгауз (РГГУ) на конференции «День словаря», проводившейся года два назад на ВВЦ во время осенней книжной ярмарки, сказал буквально следующее: «Последние десять лет в лексикографии шла борьба между специалистами и дилетантами. Победили дилетанты…»

И как же пользоваться такими современными «словарями», которые были законно и незаконно скомпилированы и опубликованы дилетантами? И кого следует назвать специалистом, а кого дилетантом? Если говорить о составителях технических словарей, то здесь один лагерь представлен технарями, а другой – профессиональными переводчиками (филологами/лингвистами). И представители обоих лагерей зачастую называют своих оппонентов дилетантами. Но есть большая разница между технарями и профессиональными переводчиками, осмеливающимися стать лексикографами: технари выбирают термины из современной научно-технической литературы, часто в рамках прямых профессиональных обязанностей. Технари хорошо знают и понимают «свои» термины. Конечно, их двуязычные словари могут быть довольно корявыми и неполными, но они интересны тем, что содержат узкоспециальные терминологические пары, которым можно доверять и которые больше нигде не найдёшь...

Что касается филологов-лексикографов, то им, очевидно, не под силу читать первоисточники, особенно в тех областях науки и техники, в которых в настоящее время происходит бурное развитие и, соответственно, рождается громадное количество новых терминов (информатика, нанотехнологии, биофизика, геофизика). Филологам-лексикографам остаётся обращаться к доступным в Интернете словарным текстам, паразитировать на различных пользовательских словарях и устаревших книжных словарях. По крайней мере, я сделал такой вывод, проанализировав десяток геолого-геофизических, нефтегазовых и близких к этим отраслям двуязычных словарей, составленных филологами. Приведу в качестве примера Е.Г.Коваленко – известного в 20-м веке рекордсмена по количеству переведённых книг, статей, брошюр и отчётов и многолетнего члена правлений всесоюзных и всероссийских союзов переводчиков. Господин Коваленко, помимо прочего, успел стать автором и соавтором 20(!?) самых разных технических словарей и справочников (правда, опираясь на помощь целого отдела переводчиков). Я не поленился внимательно просмотреть только одну его объёмную работу - двухтомный англо-русский словарь по нефти и газу, давно включённый в популярную систему электронных словарей «Лингво». Логично предположить, что торопливость в составлении двуязычных словарей идёт вразрез с их качеством. Увы, пролистывая этот словарь по нефти и газу, я составил файл "1000 ошибок и описок в словаре Коваленко", хотя сначала предполагал, что число «100» будет вполне адекватным… Я пытался обсудить эту плачевную ситуацию с соответствующими менеджерами и специалистами, ответственными за словарные базы в «Лингво», но контакт не получился: "У нас свои эксперты!"

Разумеется, очень интересно было бы узнать: кто же эти эксперты? «А судьи кто?» Кто берёт на себя ответственность рецензировать новые специализированные двуязычные (а иногда и многоязычные) словари, оценивать их актуальность и сравнивать с предыдущими или похожими работами? Технари или филологи? Ну разумеется, филологи. По крайней мере, в таких языковых институтах Российской академии наук, как Институт языкознания и Институт русского языка им.Виноградова, лингвистическую экспертизу двуязычных технических словарей выполняют доктора филологических наук. Сотрудники названных институтов читают лекции, посвящённые «методам и проблемам лингвистической экспертизы», и имеют опыт выполнения платных судебных экспертиз. К сожалению, мой конкретный случай, который заставил меня написать пространную аналитическую статью с приложениями, показал, что в деле экспертизы и сравнения технических словарей больше проблем и субъективизма, чем надёжных и общепринятых методов.

Я отнюдь не претендую на то, что готов дать однозначные ответы на вопросы, поставленные в начале предисловия. Я технарь, геолог-геофизик, и проделал только черновую техническую работу – вынес на поверхность и обнажил тот фактический материал, который эксперты-филологи и лингвисты должны взять на вооружение и переплавить его в объективные методы оценки и сравнения двуязычных словарей.

 А.В.Череповский, кандидат техн. наук

ноябрь 2012 г.


Темы: 0   Сообщения: 1
Подскажите великолепного переводчика-синхрониста китайского языка в Украине с пониманием технической темы. Мы занимаемся синхронным переводом perevod.org.ua
Переводы только устно. Так же нас интересует хороший синхронист арабского языка, желательно в Киеве.




Модераторы: Administrator, Administrator